Vlad Dobrovolski

Natursymphony No​.​1 — Spring Music

Mastering: Alexander Pustynsky
Artwork: Ramon Keimig
Available
рецензия

Влад Добровольский в этом году заметен пуще прежнего: вслед за «Натурсимфонией номер три», изданной лейблом Klammklang, на замечательном словацком импринте mappa выходит «Натурсимфония номер один». Оба релиза собирают пусть не огромное количество прессы, но обращают на себя внимание в мере, достаточной для частых появлений транслитерации фамилии Добровольского в англо- и проче-язычных текстах о новых достижениях мирового искусства. Для выпускающего свое творчество уже почти двадцать лет музыканта это, безусловно, интересный момент: Добровольского открывают, когда он уже достиг абсолютного мастерства.


О философии, которая таится за деятельностью Добровольского, он сам довольно полно рассказал в недавнем интервью на Colta.ru. Избранная цитата: «Мои синтетические звуковые образы становятся проекциями для чего-то, чего нет, но что могло бы существовать. Они вызываются натренированной мышцей воображения». Это неоспоримо: музыка «Natursymphony No.1» (как и ее предшественницы) растекается и рисует картины, которые норовят быть узнанными и для описания которых при этом не существует языка. Эта образность композиций Добровольского восхищает многим, но в частности — заведомой абстрактностью материала. Он состоит из электроакустического гула, нежных трелей цифрового характера, редких (а может и нет?) сэмплов и неотчетливых (несуществующих?) седативных ритмов. Его форма — не подчиняется канонической логике мастерства композиции. Следить за ходом «опусов» (так называются части обеих изданных «Натурсимфоний») Добровольского — это значит потеряться, забыться, узнать себя в другом месте в другое время и не понять, как там удалось оказаться. Все это — на фоне иллюзорных лесов, полей, рек, океанов и равнин редкой красоты. Как говорил Игорь Федорович Стравинский о музыке Франца Шуберта: да, под нее возможно уснуть, но, проснувшись пока она еще играет, обнаружишь себя в раю.

 

Олег Соболев для STELLAGE