Jim Haynes

Shortwave Radio Recordings On MiniDisc (2001​-​2012)

Artwork: venoztks
рецензия


Сигналы. Возможно — трансляция какого-то сообщения в азбуке Морзе. Заглушенное помехами пение. Громкий повторяющийся отрезок неразличимой речи, превратившийся в сгусток шума. Помехи. Еще помехи. Яркий, врывающийся в аудиопространство как луч света в вечную темноту, высокий звук.

Мужчина звонит куда-то — видимо, на радиопередачу, — и говорит: «Знаешь, вот когда ты хочешь что-то купить на каком-нибудь сайте, и тебе нужно вбить данные своей карточки — адрес там, то-се, — тебе раньше в поле выбора страны сразу предлагали большими буквами выбрать страну СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ. А теперь что? Теперь США просто спрятали в конец списка во всплывающем окне. Что за бред?». Звучит хоровое пение на арабском. Некий мужчина — не тот, что звонил, а другой, — интересуется, что скрывают власти про загрязнение воды. Женский голос — не факт что принадлежащий реальной женщине, а звучащий как роботический, — исступленно повторяет слова «виски» и «танго».

На двух сторонах новой кассеты Джима Хайнса, хозяина лейбла The Helen Scarsdale Agency, звучат коллажи записей с коротковолнового радио, сделанные Хайнсом с 2001 по 2012 год. Первая сторона посвящена главным образом сигналам, эфемерным тонам и прочей странной аудиоэссенции. Вторая — главным образом человеческому голосу во всем его многообразии. Обе стороны невозможно перестать слушать по многу раз подряд.

В принципе, это кардинально простой релиз — мало ли кто реально не удивлял различного рода звуковыми коллажами, пусть то записями шумов природных объектов, голоса, чего угодно, в том числе и записями с радиостанций, — но его отличает невозможное ощущение загадочности, доносящееся изнутри каждого нового звука.

Загадки в музыке Хайнса окутывают слушателя как подошедшего к контенту аудиокассеты «вслепую», без предварительного понимания того, что на ней звучит, так и того, кто внимательно подойдет к сопроводительному тексту альбома, в котором автор ответственно указал источники, место и время записи. Почему «Радио Дамаск» ловилось в Эстонии в 2007 году? Какие из многочисленных военных баз в Южной Каролине в том же году переговаривались на общедоступных коротких волнах и почему? А главное — что это вообще вместе все, собранное воедино — все эти переговоры, сигналы, обрывки, речи о выборе страны издания кредитной карты, — значит вместе?

Ответов на этот вопрос много, но рискнем предположить вот что: это — портрет в первую очередь Хайнса-радиолюбителя, чьим методом контакта с миром и изъяснения с ним же долгое время являлись коротковолновые радиостанции. Отвлекитесь от фигуры Хайнса-музыканта и Хайнса-хозяина лейбла и посмотрите на него с другой стороны.

Еще один ответ: это — портрет ушедшей эпохи радио, когда короткие частоты не были еще забиты разговорами по сотовой связи и иногда можно было поймать вещи достаточно необыкновенные, чтобы хотелось с ними поделиться. В таком виде, в каком делает это Хайнс, делятся немногие.

 

Олег Соболев для STELLAGE

 

Джим ответил на некоторые вопросы, поставленные О.С:

 

the author to the review posed a question as to why / how i captured a transmission from radio damascus in estonia. well, that was one of the many joys of shortwave reception, that many signals from the far reaches of the globe could be picked up if the conditions were right. as a very young boy, i built a crystal radio from a simple radio shack kit, and i could always pick up canadian news stations, even though i grew up in tennessee. this was even just an AM receiver. shortwave can travel a lot further, and when i first began listening in the san francisco bay area in the late '90s, i could easily pick up stations from new zealand and even papua new guinea. so distance was relative in shortwave reception. nowadays with all of the electrical interference, it's hard to pick up any major signals, such as WWV, aka the time channel in colorado