Auguste Vickunaite / Hugo Esquinca

Works For Electromagnetic Tape & Digital Signal Processing

Available

Альбом доступен для предварительного заказа. Кассеты поступят в продажу 9-10 октября.

 

 

 

рецензия

Последний альбом из каталога лейбла Klammklang обращает на себя внимание своим аскетизмом: вместо обложки — однотонный фон (HEX FBF12F); в качестве названия — строка из пожелтевших страниц учебника для радиоинженеров последних десятилетий XX века («Работы для электромагнитной пленки и цифрового процессора обработки сигналов»). В этом случае академический пафос не случаен: авторы альбома — Уго Эскинка и Августа Викунайте — магистранты Берлинского университета искусств, где они совмещают саунд-арт практику с исследованиями аудиальной культуры. Отказ от излишней метафорики, присущей популярной музыке — тоже: подчеркнуто безыскусное, техническое название возвращает нас в те годы, когда электроника развивалась в темных кабинетах исследовательских институтов (INA GRM, если быть точным).

Задача проекта Викунайте и Эскинки — описание разрыва, ставшего одним из главных конфликтов медиатеории: перехода от аналоговых к цифровым технологиям, который нигде не был столь явным и слышимым, как в истории музыки и звукозаписи. Кроме того, подобный переход оказывается причиной конфликта логик темпорального: цикличные, репетативные музыкальные фразы, проигрываемые на механическом (!) катушечном магнитофоне, подрываются и дезинтегрируются стохастическими алгоритмами цифрового кода (в свою очередь — след этого цифрового вмешательства записывается на пленку для того, чтобы вновь подвергнуться обработке на следующем круге). В основе альбома — документация нескольких импровизаций, сыгранных в 2017 и 2018 годах.

Эскинку и Викунайте в большей степени интересуют не культурные последствия технической революции, но то, каким образом она повлияла на онтологический статус звука самого по себе. Упоминание главного детища французского композитора и теоретика Пьера Шеффера здесь неизбежно. У пытливого уха при прослушивании альбома могут возникнуть множество ассоциаций: индустриальные саундскейпы, хонтологический траур или же архаичные саундтреки к научно-фантастическим фильмам в духе BBC Radiophonic Workshop. Однако, едва возникнув, они тут же исчезают — звуковой объект Шеффера означает разрыв с любой попыткой символического означивания и репрезентацией звука. Более того, дуэт берлинских композиторов волнует материальная природа звука, освобожденная от воспринимающего его субъекта: их подход близок тому, что современный теоретик Кристоф Кокс называет «звуковым потоком» («sonic flux») — нелинейным течением материи и энергии, которое может становиться совокупностью кодов и систем в ту или иную историческую эпоху (в данном случае, мы имеем делом с принципиальным «раскодированием» этого звукового потока).

«Работы для электромагнитной пленки и цифрового процессора обработки сигналов» настаивают на материалистической интерпретации в том числе и потому, что Эскинка и Викунайте предлагают мыслить технику не как подчиненный инструмент, но в качестве самостоятельного агента, вовлеченного в производство звучащего. В звуковое полотно попадает не только то, что записано на носитель, но и то, что обычно остается вне поля внимания, воспринимается как посторонний шум, который мешает непосредственному прослушиванию музыкального произведения (являющего единственного значимым, собственно музыкальным) — естественные звуки механического аппарата. Поскрипывание, щелчки и стоны катушечника на этом альбоме также подвергаются цифровой обработке и становятся частью аудиального нарратива. Материальность оказывается залогом того «раскодирования» о котором мы говорили выше и позволяет сделать несколько замечаний «на полях»: можно предположить, что пленка производит «задержку» и предлагает «схватить» те высокоскоростные цифровые абстракции, которые оказывают влияние на нашу социальную жизнь, но не ощутимы в повседневности. Парадокс состоит в том, что отказываясь от антропоцентричной оптики, мы узнаем нечто новое о нас самих.

Однако, главным достоинством альбома оказывается то, что подобная неловкая попытка расшифровки сложного высказывания может быть заведомо ложной или избыточной. Медиархеологи будущего, проводя цифровые раскопки эпохи Web 2.0, удивятся этим строкам и попросту оценят практически панковскую бескомпромиссность и очарование, с которыми сделана эта работа. Пользуясь неформальным статусом хранителя Klammklang и подписью, которая будет замыкать этот текст, скажу, что этот альбом — одно из двух достижений в истории лейбла, кажущееся особенно значимым, но рискующее быть неуслышанным. Тем важнее все-таки решиться на очередное герменевтическое усилие — куда бы оно нас не привело.

 

Евгений Былина для STELLAGE