Steinbrüchel

Schleifen

Available
рецензия

Несмотря на все заслуги саунд-арта в продолжающемся освобождении звука и в привлечении внимания к его чисто физическим свойствам, изучение которых помогает нам перестать воспринимать «звук как таковой», его победоносное шествие по галереям и площадкам сослужило плохую службу остальному искусству, с которым он обычно взаимодействует. Источник самого звука, будь то графические партитуры к АНС или подобным махинам, видеонарезки или даже сами пространства, порождающие сонические волны, в подобных проектах всегда затеняются тем результатом, который оказывается предоставлен слушателю. Особо забавным кажется тот факт, что к сволочной идее подобного гезамткунстверка и старогегельянской объективации искусства зачастую обращаются люди, меньше всего желающие уличения в консервативных, а тем паче – в реакционных взглядах.

Но в данном случае Ральф Штайнбрюхель сумел не попасться в такую ловушку просто потому, что пошел в обратном ей направлении. Schleifen («Истирание») – не простой саундтрек к выставке Ральфа, открывшейся почти ровно три года назад в цюрихском арт-центре KASSETTE . für projekte . Точнее, в чисто звуковом смысле как раз простой – посетители слышали ровно то, что получает и обладатель релиза. Только вот смотрели пришедшие на экспозицию на работы, к которым звучащий там зацикленный гул имел отношение крайне опосредованное – исключительно в качестве иллюстрации иных интересов швейцарского дизайнера.

А вот завладевший диском получает куда более интересный артефакт, нежели сам носитель с прикладной озвучкой. По сути, тут интересен даже не сам звуковой материал, хотя в своей почти ничтожной форме он все же любопытней бездны подобных творений, а то, что обычно считается к нему приложением. Тридцатистраничная книжка ральфовских графограмм – почти невесомых на пространстве печати, петляющих и крупнопунктирных – и немедленно дающих понять, что как раз они-то со звучащим на диске сопряжены. Этот рисунок - одновременно и партитура, доведенная до конечного истощения (линия, ее направление, точки начальные, конечные и пересечений, разрыв), и сам главный объект выставки, конечную форму которого увидели далеко не все. По-хорошему, слушать все это надо как раз следя за линией, перекатывающейся через страницы, с конца, с начала, с середины в любую из сторон – это уж как вы пожелаете сами. Как и сами решите, что представляет собой звуковой материал – посильную имитацию графического компонента, теорему о невозможности такой полновесной попытки или же вообще насмешку над всеми, кто занес Штайнбрюхелю и галерее свой длинный франк.
Если не все вместе, конечно.

 

Артем Абрамов для STELLAGE