CLEARED

The Key

Mastering: Denis Blackham
Artwork: Jon Wozencroft
Available
рецензия

Стивен Гесс – один из самых удивительных музыкантов в мире. Я не знаю другого человека, который был бы настолько погружен в пространную музыку именно с того ракурса, который был задан Эриком Сати. То есть выполнял все свои вещи с точки зрения совершенства в мелочах, неслышимых случайному уху, бесконечного повторения одних и тех же наметок с целью выкристаллизовать идеальную пробу единственного звука.

Иногда это может отталкивать – честно, именно поэтому я не слушаю большинство его акустико-электрических работ. В них его погруженность в самого себя иногда напоминает если не занудство, то зацикленность мастера на стачивании исходника, пока не кончится материал. Но любой мастер на то и мастер, чтобы подыскивать себе учеников – и такими подмастерьями для Гесса стала гитарная дрон-группа Locrian. Чей альбом «Crystal World» стал вершиной пейзажного рок-метала: серьезно, более тонкого озвучания искусственных пространств вы не найдете даже у ранних читателей Балларда, по роману которого «Хрустальный мир» пластинка и была записана. Упомянутая «кристаллизация» - вообще идеальное описание того, как Стивен работает со звуком. Он не любит, когда каждая найденная нота играет саму себя и растворяется в воздухе. Ему нужно, чтобы она выросла из предыдущей своей товарки и стала решетчатой основой для следующей.

В проекте Cleared Гесс со своим товарищем Майклом Вальерой позволяет себе музыку чуть менее невротическую. Она все еще составлена из кристаллов – но структура Cleared, в отличие от остального гессового хрустящего кварца, таяла, как снег на теплой коже. Иногда этот снег сплавлялся в ледышки, насыщенные минералами и металлами (см. альбом «Drown»), но впервые Гесс и Вальера вытачивают из такого льда барельеф.

«The Key» - панно детальное, увесистое, но прозрачное. И как раз из-за этого к зрителю не совсем дружелюбное. Прожилки его материалов иногда мешают разглядеть композицию и перспективу картины целиком. Вкрапления расплавленных квинт и техно-сырца скрывают, затеняют и загораживают переливы и отсветы основной текстуры. Это упражнение в кьяроскуро могло стать и вовсе невыносимым, если б за него взялись мастера, не умеющие так высветить каждый отблеск внутренней черноты единственным росчерком кисти. Уж простите меня за банальность, но «The Key» удалось стать в какой-то мере аудиоэквивалентом «Черного квадрата». На каждую неровность его временного холста, каждый катышек звуковой краски и каждый блик внешнего света можно и нужно смотреть как угодно долго.

Если вам и этого мало – то вместе с каждой стереорепродукцией бонусом идет четыре интерпретации шедевра от других заслуженных абстракционистов из галереи Touch. Их варианты к ознакомлению не обязательны, но желательны. Вы ведь в музее не смотрите «Квадрат» без остальной серии Малевича, правда?

 

Артем Абрамов для STELLAGE