Moniek Darge

Bratschebraut

Mastering: Greg Moore
Available
рецензия

Если на торрент-трекере всея Руси как следует погулять по комментариям с интересной музыкой, то можно наткнуться на миллион фраз примерно одинакового содержания. «Ничего не понял, какой-то нойз!», «Вы и правда это с удовольствием слушаете?», «Музыки здесь нет» — вот примерные выдержки из недоумений такого рода. Один особо пытливый пользователь докапывался до раздатчика дискографии Мэттью Бауэра с просьбой выдать ему правильные аудиокодеки, а то, наверное, его аудиокарта вопроизводит все не так, и он слышит только отдаленный свист.

Интересно, что бы случилось, наткнись этот юзер на работы аудиохудожницы Моник Дарге. И конкретно – на последнюю.

«Bratschebraut» и впрямь свистит, шепчет, гудит, стучит, звенит и на все лады проигрывает другие осязаемо-внемузыкальные звуки. Только не в отдалении, а прямиком в ухо. Словно оказываешься прямиком в центре небольшой кухоньки, на которой готовят что-то действительно потрясающее, но все манипуляции с ножами, сковородками и паровыми банями скрывают от тебя суть блюда. И притом все эти действия производит один и тот же человек.

В некоторой степени «Bratschebraut» действительно слушается как аппендикс к поваренной книге идеалиста. Это архивы Моник, осколки ее действительных работ, засушенные веточки нот и маринованные куски импровизаций, которые не вошли по итогам в финальные рецепты. И благодаря им можно легко узнать, как оттачивался характерный стиль Барге, острым ножом отсекавший все лишнее от тела готовых вещей. Здесь же мы можем слышать, как иногда этот нож напарывался на кости, как они трещали под режущей кромкой, как тупился и щербился заведенный в тупик метод.

Кто-то скажет, что эта пластинка необязательна. Что субпродукты несъедобны, а звуковые очистки неслушабельны и неинтересны, и совершенно необязательно было доставать их из мусорного ведра времени. Может и так. Но наверняка этот кто-то просто не умеет их готовить. Моник же не только со всем усердием и умением варит из своих же отходов непривычное яство, но и не пытается сделать из него продукт высокой молекулярной кухни. Ломаные голосовые пьесы, ленточные штудии и разобранные струнные на «Bratschebraut» текстурны и осязаемы. Так что не бойтесь попробовать непривычное на вид угощение – это будет лучшим комплиментом художнику.

 

Артем Абрамов для Stellage