Valentina Magaletti / Marlene Ribeiro

Due Matte

Mastering: Amir Shoat
Artwork: Evelena Ruether
рецензия

Валентина Магалетти – самая интересная барабанщица/перкуссионистка современной экспериментальной музыки. Участвовала и продолжает это делать в десятке групп, самые известные – мультижанровый проект Tomaga; UUUU, промышленно-убойный краутрок вместе со старичками-постпанками Wire; и Vanishing Twin, магически-механическая поп-музыка про все странные вещи двадцатого века. Кроме того, Магалетти – желанная сессионщица практически у любого артиста. Настолько активная, что за ее присутствием на той или иной записи не поспевают даже специализированные ресурсы по учету.

Техника Магалетти весьма любопытна: при игре она старается задействовать минимум напряжения и предпочитает инерцию тела прямому физическому усилию. При этом этот модус сложно назвать расслабленным – ее руки буквально мерцают над элементами установки, словно на фото Мэн Рэя. Получающуюся полиритмию сложно перепутать с кем-то другим – у кастрюльно-тарелочного метала самой глухой записи не будет столько естественной реверберации. Что и говорить, если Магалетти сумела сыграть на фарфоровой установке.

Марлен Рибейро – басистка и одна из постоянных участников все время меняющейся группы-комунны Gnod. Именно ее плавный экспонентальный грув сдерживал первые, откровенно хиппански расхлябанные джемы коллектива, именно он двинул группу на путь того хитрозадого громорока, что она играет сейчас, именно он размазывает децибельным катком уши фестивальной аудитории до сих пор.

Эти две самые важные дамы британского музыкального подполья в прошлом году поехали на португальскую резиденцию Hysteria, где обучали всяким хитростям менее известных коллег и начинающих музыкантов, джемили со всеми подряд, а по окончанию резиденции записали и свою собственную пластинку. И вот чем эти упражнения в «тропической конкретике» примечательны.

«Due Matte» вышел этаким обменом техниками между исполнительницами: Магалетти здесь как будто впервые учится именно что колотить по всей своей обширной коллекции (от электроударных до гонгов), а Рибейро почти даже не трогает струн, лишь вскользь задевая их звенящую поверхность. Результат – чуткое к малейшему случайному шуму пространство. Чем больше неуверенности позволяет себе каждая, тем интереснее следить за тем, какой из обнаруженных ими звуков будет развит, а какой отброшен. В том числе – не только в моментах живой игры. Марлен и Валентина изрядно балуются с возможностями звуковой обработки – но берут отдельные созвучия и секундные отрывки, что вышли из их записи, а не цельные куски, и внедряют их обработку обратно в джем.

Часто про отдельные пластинки говорят, что они-де не поддаются классификации или анализу. Но неуловимая и нездешняя законченная красота, это, конечно, хорошо, но часто ли вам попадаются записи, которые даже в виде этюдника выглядят настолько интересно?

 

Артем Абрамов для Stellage