Perila

Irer Dent

Mastering: Lawrence English
Available
рецензия

Голос — самое проблемное место музыки и звукового искусства per se. Стремясь нечто сообщить другому, мы рискуем быть (не)услышанными: наш адресат можеть предпочесть уделить свое внимание акустическим свойствам голоса — силе, высоте или тембру — а не содержанию послания. Философ Младен Долар пишет, что парадокс голоса заключается в том, что он не принадлежит ни языку, ни телу, а находится в их точке пересечения, оказывается напряжением, которое не позволяет свести функцию голоса ни к семантике, ни к эстетике. Именно вокруг этого конфликта движется дебютный альбом Александры Захаренко (изданный под псевдонимом Perila) «Irer Dent».

В альбоме явным образом существуют две структурообразующих композиции, в которых голос играет ключевую роль. На одном из них норвежская художница и прозаик Ингер Вольд Лунд читает фрагментарный эротический рассказ, собраный из полуфиктивных, сновидческих наблюдений о границах телесности. Принципиально, что повесть о сексуальном желании должна быть проговорена (и услышана): интимным здесь оказывается не само сообщение, а акт его произнесения. Голос является тем феноменом, неотчуждаемым субъективным остатком, который не позволяет символической нормативности узурпировать личный опыт и сексуальность. Важно отметить, что именно саунд-дизайнерские, авторские решения Александры Захаренко в полной мере реализуют этот жест: музыка «Irer Dent» — это музыка умолчаний и пустоты, где монохромные статичные саундскейпы, изредка покидающие границу в 100 Hz, сохраняют пространство для высказывания Другого.

Исходя из подобной перспективы, интересно взглянуть на другой трек, в котором поэт Нэт Маркус читает этюды о ночной жизни Берлина. Музыка Александры в данном случае оказывается тем остраняющим приёмом, который превращает в чем-то наивные наблюдения в Маркуса в рассуждение об исторических взаимоотношениях сексуальности, электронной музыки и поп-культуры как таковой. Секс всегда был движущим локомотивом популярной музыки; диско и ранний хаус — не исключение. С другой стороны, электронная музыка, во всяком случае в свои самые яркие периоды, стремилась освободить и переформатировать сексуальность, которая постоянно присваивалась идеологией и капиталом. Голос Маркуса — свидетельство этой апории, которую Александра Захаренко предлагает решать весьма оригинальным способом (здесь можно было бы задать вопрос о том, каким образом формальная и абстрактная музыка осмысляют тело и в чем их различие?).

«Irer Dent» Александры Захаренко — это не только рассуждение о болезненных точках современной культуры, но и очередное подтверждение того, что на самые смелые жесты в области экспериментальной музыки, обусловленные поиском иных артистических решений и новых логик высказывания, сегодня готовы именно женщины.

 

Евгений Былина для STELLAGE