Simon Scott

Migrations

Mastering: Jason Goz
Artwork: Jon Wozencroft
Available
рецензия

Бессменный (со дня выпуска их первого альбома) барабанщик русской народной шугейз-группы Slowdive Саймон Скотт десять с небольшим лет назад наконец-то, после двух десятилетней работы в поп-музыке, позволил себе выдохнуть и занялся сольной карьерой. От бушующего эмбиента с барабанами его собственное творчество постепенно двинулось к тому, что сам Скотт называет работой «звукового эколога», то есть — обработанным студийно, переосмысленным и отредактированным полевым записям, которые на одном из своих уровней посвящены вопросам влияния человека на окружающую среду. Не только в плане экологии — но и вообще влиянию как инструменту конструирования окружения. Именно такую идею несут два альбома, которые он уже успел выпустить на лейбле Touch: дебютный, «Soundings», вышел в прошлом году, а вот сейчас подоспел новый — «Migrations».

Первая сторона — четверть часа повторяющегося звука ударов божьей наковальни. Звука, собранного из записей акустической панорамы московского метро («проходящего под Красной площадью», да и собственно сама композиция называется «Red Square», но все-таки хотелось бы конкретики — писался ли Скотт на «Охотном ряду» или на станции «Александровский сад»? Или где?). Музыка сходу обнаруживает в себе руководящую ее собственной логикой эмоцию: трепет перед неизвестностью, которую открывает для человека пребывание в радикально изменяющих природу пространство, таким образом подчиняющих ее своей воле — что вплоть до недавних времен было синонимично широкому пониманию понятия «прогресс» в принципе, — но совсем не проясняющих будущее. Пресловутый трепет не пропадает в мрачных пульсациях звуковых композиций Скотта и на второй стороне пластинки, на которой записаны звуки уже не машинно-человеческого, а природного происхождения: крики и песни тысяч воронов, грачей и галок, слетевшихся одним вечером на полосу побережья в Норфолке. Птицы выступают хором заволакивающей слух тревоги — такого рода, что хочется то ли покаяться, то ли помолиться, то ли все сразу. А потом — навечно уйти из реальности, взявшей в окружение травмами, которые она успела причинить всем и сразу.

 

Олег Соболев для STELLAGE