Henning Christiansen

Peter der Große / Gudbrandsdal

Mastering: Andreas Pallisgaard
Artwork: Kasper Vang
Available
рецензия

Датский композитор Хеннинг Кристиансен, хоть не были аутсайдером при жизни, до сих пор является сильно недооценённой фигурой в академической музыке. В своё время Ханнинг успел стать ключевой фигурой в датском представительстве арт-комунны Fluxus. На протяжение 5 лет — с 1966-го по 1971-ый годы — он активно сотрудничал с Йозефом Бойсом, а в 80-х его пьесы исполнял Нам Джун Пайк. Однако после смерти Кристиансена в 2008-ом году, о композиторе практически забыли. На протяжение последних 10 лет некоторыми лейблами совершались попытки переиздания наследия Хеннинга, однако, основательно к выпуску ранее неопубликованного или труднодоступного материала подошёл лишь лондонский лейбл Penultimate Press. Ну, а совсем недавно к этому важному делу наконец-то подключилось и датское издательство с говорящим названием Institut for Dansk Lydarkæologi («Институт Датской Звуковой Археологии»). Месяц назад оно издало под одной обложкой 2 плёночные сессии Кристианса — «Peter Der Große / Gudbrandsdal».

В творчестве Хеннинга Кристиансена было несколько совершенно разных периодов — в конце 70-х, сразу после коллаборации с Бойсом, он ударился в неоромантическую музыку и начал сочинять игривые песенки, в начале 80-х — сконцентрировался на создании больших оркестровых пьес в духе американского авангарда, а спустя ещё несколько лет полностью нашёл себя в сочинении невероятно самобытной musique concrète и девиантном звуковом коллажировании. Именно этот момент и запечатлён на пластинке «Peter Der Große / Gudbrandsdal».

Серия пьес, объединённая названием «Peter Der Große», готовилась для одного из поздних перформансов Бойса, и позднее — для инсталляции датского скульптора Бьорна Нёргором. В их основу легли манипуляции Хеннинга с полевыми записями, синтезаторами и ранними шумовыми машинками. Музыка здесь кажется иллюзорной — это реплики или аллюзии на помпезные марши или церковные колокольные перезвоны (как, например, в композиции «Das alte Russland»), препарированные плёночным гулом так, что кажется, будто они звучат за несколько сот метров от твоего местоположения. Именно это искусственно созданное расстояние снимает весь пафос с этих дроуновых и амбиентовых музыкальных скульптур. Композиции в «Gudbrandsdal» наоборот отличает особый драматизм — при их создании Кристиансен дотошно препарировал магнитные плёнки с записью собственных оркестровых работ. При этом ощущение пустоты и отстранённости в этих пьесах также никуда не исчезло. Настроенчески эти работы напоминают позднее творчество The Caretaker, только их скукоженный гул будто бы существует не в таком стеснённом пространстве и для его звуковых манёвров здесь действительно много места.

Работы Хеннинга Кристиансена можно изучать бесконечно — их совершенно невозможно запомнить, потому что они существуют прямо здесь и сейчас — только во время их прослушивания. А разнообразие творческого метода композитора всегда заставляет удивиться даже самого прокачанного в академической музыке ветерана. Стоит надеяться, что датские звуковые археологи ещё не раз порадуют нас до сих пор неизвестными сокровищами Хеннинга Кристиансена — одного из самых самобытных композиторов XX века.

 

Евгений Галочкин для STELLAGE