Lumine

Quiet Ends

Mastering: Jos Smolders
Artwork: John Whyte
Available
рецензия

Многим может показаться, что дуэт Тимо ван Люйка и Грэма Стюарта из канадской группы Violence And the Sacred исходя из резюме участников должен производить музыку под стать названию последней: жестокую, непримиримую, обращающуюся со слушателем как с назойливой морской свинкой для экспериментов, но при этом же — грандиозную, похожую будто на звуковое сопровождение к литургии. На 50% это будет правильная версия: грандиозного, особенно — во второй части альбома, когда немного скрывавшаяся от слуха музыка разворачивается всей своей фактурой, здесь и правда довольно много, но вот жесткого или непримиримого — совсем нет.

 

Музыка Lumine скорее обращается к той стороне жути, которая существует в человеческом сознании не благодаря жестокости или прямому действию в принципе, а благодаря теням, полунамекам, недоговоркам, словом — всему, что существует не напрямик, не на виду, а в пространстве между реальным и нереальным. Первая сторона «Quiet Ends» буквально так и звучит: как ядовитый дым, вырывающийся из канализации на мороз огромного метрополиса; дым, на который никто не обращает внимания, но который должен по всем порядкам сценарного искусства стать причиной самых чудовищных на свете новостей. Вслушиваясь вновь и вновь в тихие трели шорохов и криков, из которых построена материя звуки, познаешь не форму, которая должна помочь понять, что в этой музыке с чем связано, а узнаешь, как выглядят и чем различны десять тысяч неведомых доселе оттенков тьмы.

 

Вторая сторона «Quiet Ends», как уже упоминалось, своей победной поступью звуков высокого стиля похожа на нечто священное — но при этом в самом ее конце музыка снова оборачивается в контур чего-то большего, в голую пунктирную линию. Круг непременно замыкается — в конце концов, любым силам тьмы тоже нужно отдыхать, — а надежда на громкое и понятное разрешение всех вопросов, которые альбом оставил неотвеченными, враз схлопывается внутри. Поставить первую сторону пластинки заново от этого сама рука тянется практически автоматом; этот ритуал словно придется проделать еще ни один и ни два раза.

 

Олег Соболев для STELLAGE