Bellows

Reelin’

Available
рецензия

Про последний на сегодняшний день альбом дуэта Джузеппе Иеласи и Николы Ратти читателям Stellage уже поведал Артем Абрамов, но мы со своей стороны на всякий случай напоминаем: в загашнике лежит и несколько копий их пластинки «Reelin’» 2012 года выпуска, по скромному мнению части редакции — бесспорного и пока что непревзойденного шедевра Bellows.

 

Это утверждение не значит, что остальные совместные работы Иеласи и Ратти — это лига статусом пониже. Напротив, для полного погружения в суть ускользающей материи музыки дуэта нужно исследовать вообще все их записи, от дебютной до вышедшей в прошлом августе. Только так становится понятно, что причудливо меняющие свое органическое происхождение с альбома на альбом композиции Bellows — это не только (как может показаться сходу) разработка тишины, пауз, кратких драматических жестов. Это еще и постоянная игра с ритмами, игра в ритмы, игра посредством ритмов. По пластике звука музыка Bellows близка дабу — и особенно отчетливо это слышно именно на «Reelin’». Представьте себе продукцию лейбла Chain Reaction, из которой изъяли всю заведомо цифровую эссенцию и заменили хлопками, шорохами и глитчами аналоговой аппаратной техники. Представили? Вы где-то на полпути к описанию звучания, получившегося у Иеласи и Ратти на этой записи.

 

Даб — хоть в своем классическом изводе, хоть в различных вариациях, выросших из необходимостей преломления клубной музыки, — имеет репутацию жанра галлюциногенного, направленного на расширение сознания посредством аудиопотока. Репутация это несправедлива: помимо ассоциаций с легкими наркотиками и сопутствующими приметами жизни, даб — еще и ода простоте составных деталей, из которых складываются будни. Именно для этого жанра характерна внезапная мутация басовой линии, фортепианной трели или прицельного удара в барабан, до этого существовавших будто голоса в хоре, а после — превращаясь в спетые солистами фразы, по которым потом и будут помнить либретто. На «Reelin’» Иеласи и Ратти не предпринимают подобных очевидных мутаций со звуками, из которых их композиции состоят, а, напротив, концентрируют слушательское внимание на пресловутом хоре мелочей и терзаний, задумчиво повторяющим одно и то же. Но при этом добиваются ровно такого же эффекта, что классики ямайского дабостроения: если вы слышите, как внутри этой музыки раздается щелчок закрывающегося кассетника — то он, будьте уверены, врежется в память, останется с вами и заставляет себя вспоминать. Чистая магия.

 

Олег Соболев для STELLAGE